Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:35 

Летопись партизанского отряда им. Пифагора - new

oca
Привычно сунув в карман своё редакционное удостоверение, я вскользь глянул на адрес в записной книжке, и уже буквально через двадцать минут подходил к нужному мне дому. Собственно, ничего особенного мне не предстояло - заурядное журналистское задание, с которым легко справился бы и школьник: задать несколько стандартных вопросов ветерану-фронтовику, бывшему участнику партизанского движения в Полесье.

Дед как дед, внешность - самая что ни на есть обыкновенная: не высок, не плечист, голос негромкий, если не сказать даже - тихий. В общем, таких дедулек в любом дворе встретишь, в каждом сквере. Сидят себе на лавочках, беседы ведут свои стариковские, о чём-то спорят между собой, что-то вспоминают…

Недолго я у него пробыл со своими нехитрыми расспросами, от чая вежливо отказался и, уже уходя, машинально бросил с порога:

- А войну-то где закончили, Иван Иванович?

Неспешный ответ ветерана, мягко говоря, изумил меня:

- Да на озере Титикака, немного до Ла-Паса не дошёл…

- Дедушка, а вы ничего не путаете? - мягко улыбнулся я, стараясь не обидеть старость. - Может, под Берлином победу встретили? Или же под Прагой, Будапештом…

В ответ бывший партизан лишь тихо вздохнул, зашаркал тапочками к ветхому шкафу и, кряхтя, достал оттуда выцветшую от времени серую клеёнчатую тетрадь с расплывшейся бледной надписью: «Летопись партизанского отряда имени Пифагора»...

6316702951dba7f40e477ec8215acd51

02:30 

Игрушки 2.0

oca
Последняя игрушка: SAPE.

Рекламный слоган игрушки: "рекламная реклама для рекламы рекламы; реклама рекламы рекламной рекламы".
Механизм работы: "Вчера 4 цента, сегодня 19 центов... Эге-гей, скоро я - богач, и на Багамах!"
Мечта: "Я таки туда, на Багамы, а денежки текут: на автомат поставлю... Хе-хе!"
Идея в воздухе: "Чё смотришь, юзер? Не тебе писалось, не тебе и читать! Контент есть на странице? Всё, займись делом! Вон, ему строка эта... Мутабор, мля, фас!"
Мантра: "мета-бот... мета-бот...".
Концепция: "Заработать в Интернете, потратить на хостинг, чтобы заработать в Интернете, чтобы оплатить хостинг, который нужен, чтобы заработать в Интернете, чтобы... На одном конце этого кольца, разумеется, Багамы".
Удивление: игроков много. Категорически и неожиданно.
Любимый цвет: красный.
Газета дня: "Красный мета-бот". Её читают поисковые роботы на ночь, и в этой газете - ни одной буквы, ни единого слова; всё белые страницы больше, да вот ещё картинки.
Картинка дня: Ганнибал Лектор аккуратно вытирает ложку о край сюртука.

Секрет успеха:
PR/тИЦ: 8 / 9000; Яндекс.Каталог; DMOZ
Страницы: главная [1500], 2-ого уровня [1500], 3-ого уровня [5]
Свободно мест: главная [0], 2-ого уровня [0], 3-ого уровня [2]

Цитата дня: "У меня - 26 морд, а у тебя?"

23:23 

oca
Что-то страшно становится. Я обратил внимание на цифры слева. Они с поразительной быстротой растут и где-то даже увеличиваются.
Но лишь теперь осознал я тайный смысл подрастающих цифр - это Число Просмотров, вот что это такое. Значит, кто-то приходит и просматривает. А рядом стоит некий Человек С Повязкой и прилежно ставит См. И смеётся, наверное, потом надо мной, старым уже, больным и нелюдимым. И те тоже ухахатываются.

Нежная душа моя воскричала: стой! Не пиши всей правды! Соври, соври же, чтоб ни один Просматривающий не посмел узнать тебя всего! Ты так искренен! - вот что кричала мне моя смятенная душа, и ещё про Злой Мир, и про Внутреннего Покемона, конечно.

Нет, возразил я душе. Не жалей меня, а дай лучше сил и спокойствия, и слов в достаточном количестве тоже дай, ведь давала же ты их Пушкину, аж 100 тыс. давала. И Лермонтову давала, и Тургеневу, хоть тот и вовсе не бывал почти на Родине, из далёкого Баден-Бадена Дуб живописал.

Что ж, добавил я после, я таков, каков я есть, и другого меня у меня сейчас нету.

Ну, хрен с тобой, сжалилась моя душа, после дня рождения и посмотрим. Пиши пока. Раскрывай меня, пусть. Не такая уж я у тебя и плохая.
И кокетливо глазками повела после эдак - убил бы.

00:00 

Канадец | 07.05.2005 06:09

oca
...
Мой дед никогда не ездил на встречи ветеранов.

Мой дед в начале войны отступал и взрывал мосты. А потом, когда немцы решили вернуться «взад» не без помощи нашего кирзового сапога – стал эти самые мосты наводить. Их батальон называли ПБВ - «батальоном Пропадавших Без Вести». Они называли друг-друга «подмытыми». Дело в том, что они шли перед основными силами и первыми, вместе с десантом и штрафниками, форсировали реки и начинали гнать переправу. Весь огонь шел в них. На них «заходили» бомбовозы. Их в первую очередь выцеливали снайперы.

Убитые падали в воду. Их уносило вниз течением.

Если на суше трупы собирала похоронная команда и кое-как прикапывала, то этих не вылавливал никто. Через месяц-два всплывало в низовьях раздутое газами тело с выклеванными рыбой глазами и размокшими «в кисель» документами. Сейчас в Москве, с анализами ДНК и прочими современными химическими «хитростями», таким трупам менты ладу не дадут. А тогда...

Если отрывало ногу или осколком рвало живот «грязной, не подмытой пехтуре», у той был шанс. «Шанс» иногда приползал в образе рыжей и сопливой медсестры-подростка из кинофильма «Они сражались за Родину». Дед и его однополчане на худосочных девок не разменивались – их женщины были красотками первой величины, не земными, с зелеными глазами. «Наши медсестры – русалки» ( Copyright деда - так сейчас пишут). В госпиталях об этих парнях никогда не слыхали – любая рана и падение в воду означали смерть. Ласковые были у парней женщины – по доброй воле от них к утру не уйдешь.

Дед говорил, что у них был главный приказ – от реки в атаку больше чем на 500 м не ходить. Бойня всегда кончалась к темноте. Это сейчас киношники показывают, как ночью форсировали реки – отблески на черной воде удваивают световые эффекты. Дед говорил, что они всегда ждали утреннего тумана. Когда контуры фигур «сплываются», тогда и замолкает варакуша – речной соловей. А ночь была их. Никто их ночью не трогал. Ни немцы, ни свои командиры. Вот к этой темноте, оставшиеся в живых тянулись к месту переправы. Там их ждал Комбат (или его Зам, или Зам Зама, если Комбат и его Зам приняли решение «задержаться» у подруг).

Дед плевался, когда в кино видел командира, склоненного над убитым бойцом. А если сверху еще и полковое знамя в кадр попадало – матерился. А если с портретом Сталина... О-о-о! Вот там я все русские мужские слова и выучил. Запомните: командир всегда считает живых. Только ЖИВЫХ!

Мертвых у «подмытых» математически вычисляет Зам. путем вычитания числа живых в строю после переправы из списочного числа живых до переправы. Он же готовит «похоронки» ТОЛЬКО с одним утверждением – «пропал без вести». Закон.

Пять военных лет – календарь сухопутной крысы. У деда календарь войны был из пяти вех: Днепр – Северский Донец (в низовье) – Днепр – Буг – Дунай. Были и мелкие вешки по дорожке, вроде Сейма (не путать с польским сеймом, который все требует и требует от России извинений), Ворсклы, Десны и других русских и нерусских ручейков. На них – что твои сапоги помыть. Дед их не вспоминал.

Мой дед любил реку Сорогу, но мечтал жить на Двине. Каждую весну Сорога бузила: уносила деревенский пешеходный мостик – два кола-два бревна - к черту, а дед его наводил по многочисленным просьбе односельчан. «Река всегда дает мужику надежду» - говорил он. Кто его знает, что он имел ввиду: может рыбу сиротской семье в голодные послевоенные годы, а может «похоронки» туда же. Ведь не «пал смертью храбрых», а только «пропал без вести», глядишь погуляет чуток «на сторон» да и вернется домой. Случаи такие были. Сколько хочешь.

Под Будапештом, в должности Комбата, после форсирования Дуная, дед понял, что его война закончена - он принял пополнение. Он понял это, когда в темноте ожидал своих друзей у начала переправы, где в тумане они вместе плечами столкнули плавсредства в воду и прыгнули на них. К утру он «математически вычислил» - в батальоне один боец. Он.

Когда в брежневские годы я спросил деда, почему он никогда не ездит на встречи ветеранов, дед ответил просто: «А хули мне там одному делать?».

Итоги: 5 лет войны. 2 ордена и 7 медалей – все «за форсирование». 5 детей (один из них умер годовалым в голодном 1947 году. От дистрофии). Из заграничных «трофеев» дед привез в деревню дешевую скрипку без смычка и футляра (их украли мазурики на вокзале вместе с «отпускными» продуктами, а скрипку выкинули) и опасную немецкую бритву особо высокого качества «Крупп». Ею он брился ежедневно до смерти. Учительствовал по арифметике в начальной деревенской школе. Умер летом 1972 года от рака легких.

Резюме: тошнит, когда бритоголовая шпана и российские депутаты или президенты вроде... да вы их всех в лицо прекрасно знаете... говорят: «За НАШУ победу!» Это не ИХ Победа, и не ваша, и даже не моя Победа. Это - Победа моего деда и его ПБВ - «пропавших без вести».

С праздником Вас всех! С нашим праздником!
...

03:12 

oca
...Чрезвычайное положение пока никто не отменял. Тбилиси полон слухов. В условиях, когда в соответствии с декретом главы государства все телекомпании, кроме Общественного грузинского телевидения, прекратили получение и распространение информации, да и «общественный вещатель» распространяет только официальную информацию, для обычных граждан слухи становятся главным источником.

Согласно одному из них, лидер Партии народа Коба Давиташвили был жестоко избит во время разгона митинга на проспекте Руставели и скончался, не приходя в сознание в больнице города Гори. Слухи дошли и до властей. Как следствие, Общественное грузинское телевидение показало интервью с Кобой Давиташвили. Он рассказал, что его похитили спецназовцы во время столкновений на проспекте и жестоко, но не до смерти, избили, затем привезли в военный госпиталь и поместили в реанимационное отделение. Однако, ссадины и раны оказались не опасны для жизни, и Давиташвили вскоре выписали из госпиталя...

[..]

15:09 

Письма Герхарда | Сон о шахматах

oca
Ещё сон вышел шахматной тематики. Там во сне таблица специальная шахматная - ну, кто какую фигуру на какой минуте на какую клеточку поставил, и что на это противник нашёлся ответить. Типа там:
1. e2—e4 e7—e5
2. Сf1—c4 Кb8—c6

И вот где-то посредине такой неожиданно сильный ход:

...
25. Kb2—f8!! ...
...


Ход Большим Конём, как-то я тогда сразу догадался.

20:09 

Почему и зачем дают медали

oca
Я никого спасать и не думал – я просто пошел пить пиво, а даже и не пиво пить шёл – так, чтобы воскресным вечером у компьютера не сидеть, вышел.

И я это пиво даже и начал пить, и оно было холодное и как-то хорошо на меня подействовало, потому что я себя таким бодрым почувствовал, немного и счастливым, и я даже уверял, что вот лето ещё и не кончилось, а у меня уже все дела поделаны, дальше только монотонная мясорубка, а думать уже и ничего не надо, всё придумано, вот что.

И я до того как-то разгорячился, что и дождика этого моросящего не замечал, а ведь он шёл, я теперь вспоминаю, и капли были – крупные. И всяких прохожих не замечал – а ведь там от дождя всякие красивые девушки бежали прятаться под навес, я с ними позже разговорился и ещё удивился: отчего же я их не отметил, хоть бы и краем глаза? Они ведь были тут, а я не видел.

И человека падающего я, разумеется, тоже не заметил. Во-первых, потому что стоял спиной, а во-вторых, всё-таки и дождь, и всякие голоса, и мало ли что они кричат. Но все почему-то вдруг стали смотреть на меня, а я никак не мог понять: отчего они уставились и чего во мне не так. Но потом у меня слух включился, я не только себя стал чувствовать, а и весь мир; а в этом мире - крик, даже и остаток крика «...же кто-нибудь!».

И я как-то сразу понял, что я и есть тот самый «кто-нибудь», который и должен немедленно куда-то там бежать, а там его уже ждут. И я побежал.

Я пиво на лавочке оставил, а сигарету всё-таки не бросил, потому что я только её подкурил, и подумал, что будет нелепо, если вдруг это там просто ошиблись и звали не меня, а я буду мусорить и выбрасывать длинные сигареты. Мне всё время кажется, что бросать большую сигаретину гораздо большее зло, чем уронить небольшой окурок, потому что мусорнее.

Я поднялся по ступенькам на площадку перед подъездом, а там лежал мужчина, лет 60-ти, наверное. Он лежал на спине, глаза у него закатились, а изо рта чуть слышно хрипело. И лицо у него такое серое-серое было, как небо сверху, и тоже что-то капало, только это были, по ходу, слёзы.

Я растерялся, потому что все смотрели на меня, а все – это немного, но всё-таки и порядком: консьерж смотрел на меня вопросительно; довольно трезвая женщина смотрела на меня и почему-то называла чужим именем. Коля, говорила она, а Коля. Что с тобой, Коля, ты слышишь меня?

А я её слышал, только я ведь не Коля, и я хотел ей сообщить ей об этом, а потом понял, что это она не мне говорит, а лежащему в сером пиджаке мужчине, который как-то внезапно перестал хрипеть.

А я ведь когда-то изучал всякие медицинские науки, только в этот момент ничего умного вспомнить не смог. Я тогда сигарету на парапете оставил, положил голову Коли себе на колени, повернул тело набок и попробовал челюсти: сжаты они у него или нет. И ещё послушал – дышит он или нет, только, к сожалению, ничего не услышал.

А женщина немедленно полезла по его карманам, и я подумал, что вот так глупо сейчас выйдет: она у него последние 50 рублей найдёт и пойдёт себе в магазин, а я тут останусь. Но женщина оказалась фокусницей почище Копперфильда: она выудила из пиджака чайную ложку показала её мне и сказала, что это хорошо, что ложка нашлась, теперь язык не западёт. Вообще-то у него, мол, никогда эпилептического не было. И теперь нужно разжать челюсти и попробовать удержать язык, а то он так и задохнётся.

А Коля уже как-то обмяк весь, и я его голову на коленях держу и думаю: ну вот, плохо это всё. И я на всякий случай его ударил в грудь пару раз – так, как меня когда-то Гуров учил. Только прежде я знал, в каких случаях и куда нужно бить, потому что Гуров говорил о всяких признаках, когда стоит ударить в грудь. А теперь я все эти признаки забыл, и просто так ударил, от бессилия. И челюсти разжал, а там язык. Он такой - бесформенный и мягкий. Я не знаю, как это объяснить – вот он просто такой мягкий, что ты понимаешь, что это какой-то неправильный язык, и ты его от горла вытаскиваешь наружу, а он меж пальцев как каша манная растекается. И запах непонятный – алкоголем не пахнет, а что-то такое... неживое.

Женщина с ложкой видит такое дело и ложку свою пихает прямо в рот Коле, а только я вижу, что она по большей части кашу раньше варила, и всё ей хочется во рту помешать, как вот ту кашу. Я тогда ложку у неё под предлогом удобства отнял, сам прижал язык, и ещё раз Колю хорошенько встряхнул.

И он вдруг дернулся, захрипел страшно-страшно, и что-то у него изо рта полилось, и пена ещё, и глаза задёргались, и потом чувствую – жилка на шее бьётся. И тёплая.

И я тогда ещё немножко с ним посидел, у него глаза открываться стали, а потом Коля и голос подал – как голос, что-то прохрипел, а всё-таки уже и хорошо. И руку стал другой рукой щупать, и глазами водит – туда и сюда.

Я такое дело вижу - консьержа попросил какую-нибудь подушку вынести. Консьерж много газет принёс, я эту стопку под голову Коле положил, приказал пока не трогать, а скорую консьерж ведь уже вызвал, я и пошёл обратно. Хотел сигарету взять, да где там: затолкли в суете, вот тебе и поборолся за чистоту.

Потом скорая приехала, Колю к тому времени уже на стульчик усадили, откуда он, собственно, и сверзился изначально, давление у него страшное нашли – я слышал, помогал ещё Колю до скорой довести.
И когда все разъехались, пиво допил и пошёл себе домой.

А сегодня на Савёловской остановился и вдруг чувствую – запах. Очень знакомый запах. Я тогда осмотрелся, источника запаха не увидел, а всё-таки он был, запах, – я видел, как люди морщат носы, проходя мимо этого места. И место-то никакое не особенное – просто парапет, стоят рядом люди и курят.

Я пошел тогда поскорее от этого места, а сам вдруг этот запах вспомнил, и язык мягкий, и как я обрадовался, когда у Коли изо рта потекла какая-то жидкость, и какая тёплая и живая после стала у Коли шея, и как лицо порозовело. Я ещё подумал: вот в кино, наверное, после этаких событий мне бы принесли какую-нибудь медаль или просто кто-то руку пожал: «Ты, парень, сегодня спас человека!». И мне тогда эта медаль напоминала бы о летнем вечере 05 августа 2007 года. А так у меня остался только этот запах, и он ещё долго за мной будет гоняться – я ведь очень к запахам прибиваюсь. К запахам и цвету. И точно: иду уже в метро – а там на лавочке сидит человек с лицом цвета Коли и на меня внимательно смотрит.

И я тогда понял, почему и зачем дают медали.

02:12 

Как это делается (Вы думаете, что 90-е закончились? Хе...)

oca
Как это делается

Место действия – Москва, 2007, ж/д вокзал. Желательно поздний вечер.
Участники:
1. пьяный гражданин интеллигентного вида (чем пьянее, тем лучше);
2. милиционеры линейного отдела, задерживающие этого гражданина;
3. дознаватель;
4. женщина со следами побоев (не обязательно явными, как увидим ниже);
5. кавалер женщины со следами побоев – рыцарь и рвётся отомстить.

Действие первое
Первое явление.
Итак, в первом явлении милиционеры задерживают пьяного гражданина. Проверяют документы, делают внушение и... отпускают.
Второе явление: на пороге уже было отпущенного гражданина обступают Женщина со следами побоев и её кавалер. Они кричат: «Это он! Он! Мы его узнали!»
Явление третье: милиционеры выходят на шум и просят всех пройти в отделение.

Действие второе
Немедленно пишется заявление, в котором женщина со следами побоев указывает, что пьяный гражданин бил её по лицу, всячески угрожал, вот следы побоев, она сейчас пойдёт в травмпункт.
Милиционеры все протоколируют.
Пьяный гражданин этих людей видит впервые. Но под напором, да пьяный, плюс милиционеры... Он начинает оправдываться, уговаривать, всячески отрицая, что это был он. Собственно, он там и не был. И «там» никакого не было, но это уже неважно.
Внезапно появившийся дознаватель решает возбуждать уголовное дело и достает бланки для допроса.
Женщина уходит в травмпункт.
(Заметим по ходу, что справки ей никакой не дают, потому что следов нет. Женщина вызывает скорую помощь... рассказывает, как именно её тошнит... падает даже... шепчется... и вот через пару часов у дознавателя на столе – справка про скрытую черепно-мозговую!)
Все это время кавалером продвигается мысль, что он был готов в клочья обидчика порвать, но теперь видит – парень он неплохой, можно и договориться...

Действие третье. Кульминация.
Протрезвевший гражданин пишет расписку, что он должен такой-то такой-то 60 тысяч рублей.
Дознаватель (внимание!) пишет ОТКАЗНОЙ МАТЕРИАЛ* за примирением сторон.
Все расходятся.
Это всё.
---------------------
* ПИШЕТ ОТКАЗНОЙ МАТЕРИАЛ – почему это так важно? Потому что тогда всё выходит в рамках закона. Расписка – вот она. Плати денежки.

Написано мною со слов одного знакомого одной знакомой. Кажется, по Москве уже несколько таких случаев. По возможности не пейте на вокзалах и не передвигайтесь в пьяном виде, тем более в одиночку.
Такие дела.

03:21 

Нулевой баланс

oca
Всякой успешной компании, временно не знающей, в каком направлении отрыть ещё бабла, дам простой, но действенный совет: начните со сбора долгов.
Настолько простой и действенный совет, что даже раскрывать механизм ни к чему: отчего успешная компания может себе позволить ждать оплаты годами, всякие другие прелести успешности - и так все знают.

Дело лучше доверить сторонним людям, непредвзятым специалистам. Начать так: дверь на ключ, папки с документами внести, кофемашину в сеть, объясняющих тонкости работы с Гаврилмихалычем секретарш - за дверь.
Лопаток пару штук - деньги грести чтоб удобнее. Да, пожалуй, пистолет с одним многоразовым патроном. Опционально, конечно. Потому что не ревизия, не аудит - просто такой вот способ увеличения оборота компании.

Непредвзятых специалистов тоже потом расстрелять. И начать баланс - с нуля.

02:59 

OCA 2.0

oca
Сегодня 13 мая 2007 года.
Хороший день, чтобы что-то сделать. Я расскажу историю, вот что.

Поразивший меня рассказ одной 19-летней барышни о её немыслимом счастье завершался словами:
- Он для меня всё сделает. Всё. А если надо - то и по трупам пойдёт.

Про трупы было с гордостью, я трупы почему-то представил отчётливо: обгорелыми. Два дня фраза из головы не шла. Всё же много вопросов: один он там по этим трупам ходить намерен или эдак, под ручку, а сверху - зонтик; а запах, а какова плотность укладки должна быть: удобно ли оно вообще ходить, или только в сапогах и удобно - многое всякое думал.

На третий я подошёл к тебе, рассказал всё и спросил напрямую:
- Что ты думаешь о трупах?
Рассмеялась:
- Мы идём. А ты мне под ноги цветы бросаешь. Какие трупы???
- Цветы? - изумился уже я.
- Фигурально выражаясь, - вздохнула ты. - Исключительно в метафизическом смысле.

Сегодня 13 мая 2007 года.
Весна, но ещё холодно.

00:13 

В Орле подпольно фасуют овсяные хлопья.

oca
Этот факт был выявлен сотрудниками Управления по налоговым преступлениям в ходе проведенной проверки одного из обществ с ограниченной ответственностью, расположенного на ул.Васильевской в Орле.
Как пояснил директор общества, ещё в июне этого года он заключил договор с представителем общества с ограниченной ответственностью «Столица» из Москвы на аренду одного из пустующих помещений.
При проверке законности деятельности арендаторов было установлено, что общество с громким названием занимается расфасовкой геркулесовых хлопьев под маркой открытого акционерного общества «Геркулес», которое находится в городе Клин Московской области. В ходе проведения оперативных мероприятий было установлено, что общество «Столица» никакого отношения к фирме «Геркулес» не имеет.
В арендованном помещении сотрудниками милиции были обнаружены полипропиленовые мешки с остатками хлопьев, а также само оборудование для фасовки крупы. Оперативники изъяли из оборота более двух тысяч расфасованных пачек геркулеса, подготовленных к продаже, и около 10 тысяч заготовок картонных коробок с надписью «Геркулес Экстра», а также три поддельные печати ОАО «Геркулес» г.Клин.
На сегодняшний день сотрудниками управления устанавливается круг лиц, причастных к подпольной деятельности, а также торговые точки, среди которых распространялся продукт.
Экспертам предстоит выяснить, соответствует ли изъятая крупа ГОСТам и техническим условиям, и не вредна ли подпольная продукция для нашего с вами здоровья.
По имеющейся информации, следы так называемого «геркулесового» дела ведут в Москву, где уже расследуется подобный факт. В настоящее время сотрудниками УНП УВД проводится проверка сразу в нескольких направлениях. Выясняется, откуда поступал в Орёл геркулес, технология поставки и сбыта продукта, а также методы и формы работы акционерного общества.

vOrle.ru (по информации пресс-службы УВД)
2006-10-31

00:25 

Письма Герхарда | До пятницы ещё - ой, ой.

oca
Вот я захожу в электричку, и что же я вижу?
- просторный тамбур - необычайно просторный, я всё раньше с менее вместительными встречался;
- по-зимнему неприветливый вагон - а как же, ведь 19.44, самое время неприветливо ехать домой;
- все места сидячие в вагоне заняты, и стоячие - тоже заняты, ну, кто б сомневался;
- а в тамбуре как в загадке, т. е. так: в каждом углу - по пассажиру, да у каждого пассажира - по собеседнику, да каждый по бутылке пива держит и очччень неприветливо на тебя смотрит.

Вот, думаю, и всё. Или зарежут прямо тут, в тамбуре, потому что я всякой прессы начитался, и знаю, что обыкновенно такие дела заканчиваются фразой «...был зарезан прямо в тамбуре», или выкинут на промежуточной станции; или милицанеры из тех, что собирают всякий трудовой вечерний кавказский народ, поведут вагонами, а люди будет на меня смотреть и думать, что вот, мол, трудового нелегала повели, ну и поделом.

Ну, думаю, пусть. Это как раз подходяще: пострадать за правду, какой бы она ни была. И осмотрелся.
А лица у попутчиков - угрюмые. Говорят мало, и всё больше сквозь зубы. Зубы у каждого второго - не свои, у каждого пятого - жёлтого металла.
Двое глухонемых из вагона вышли. Один знаками показывает: неудобно, мол. Второй: то, что надо. Достали из пакета свёртки, стоят с куриными ногами в руках, перекусывают, и хруст раздаётся - стук колёс не слышен!
Два нелегальных строителя слева про всякие необычные спасения от Милицейской Облавы радостно друг другу рассказывают, подбадривают, видимо, друг друга-то. В руках - «Балтика #3».
Те, двое, в углу напротив, приканчивают по второму «Холстену».
Барышня справа (она сейчас выйдет) - у неё «Корона».
Левый угол: с Савы возвращаются два Торговца Компами. В руках «Невское».
Парень напротив двухрублёвой монетой борется с пробкой «Ярпива».
Тот, что рядом с ним (он на следующей остановке выпадет, и останется непонятно - туда ли он приехал?) - ничего не пьёт, просто раскачивается, вот и всё.
И в окне всё - грязное, хотя и снег; и само окно чумазое, и лица от электрического освещения травяные и немножко зеленят.

Я смотрю на наш тамбур,
- подаю визави зажигалку, чтоб он смог открыть бутылку,
- получаю вежливый кивок в ответ,
- достаю своё пиво,
- и открываю его - раз-два,
- (а пиво у меня было с собой - просто так, на всякий случай),
- и делаю неторопливые глотки из него, потому что ехать ещё - долго,
- и вижу, как положительно меняются лица попутчиков,
- и еду, еду, еду.

И мне очень хочется в какой-то момент даже сказать какое-нибудь приличествующее моменту слово, только ещё не время: ведь теперь только среда, и до пятницы ещё - ой, ой.

23:25 

Письма Герхарда | Часы

oca
А.Н. вернулся из-за рубежа и между делом сообщил:
- Привёз тебе часы. Просто так - в подарок. Прекрасные часы, между прочим.
Я поблагодарил, разумеется. Поблагодарил, а сам немного огорчился.

Тут такая история. Последние свои часы я носил в 96-м - отец с руки снял и подарил. Носил, носил... Носил, носил... И вот сидим на берегу Москвы-реки, а Ш. в руке их вертит.
- Знаешь ли ты, - говорит, - что часы время от времени выбрасывать нужно?
- Зачем это?
- Часы - концентрат времени. Хочешь ведь новой жизни? Нового времени, а?
- Кто ж не хочет? Только часы - дарёные. Ходят неплохо... И как время узнавать?
- А по солнцу.
- А солнца не будет?
- А в новом времени солнце будет - всегда. Ну? Смелей!
Я задумался. Прошедшего времени было немного жаль, но ведь и не Волшебный Камень Гайдара, в конце концов, колотим, жизнь не с нуля пойдёт, а только новый какой-то период завяжется.
- Кидай, - говорю. И вздохнул: - Как буду ночью время определять - ума не дам.
- На что тебе ночью - время? - сощурился Ш. - Следи за руками!

Размахнулся - я уже подумал: до середины реки докинет. Какое: у берега шлёпнулись. Я их потом пытался ногами нащупать, но в этом иле разве отыщешь.

- Ну, и который теперь час? - сощурился Ш.
Я глянул на солнце и уверенно сказал:
- Третий.
- Верно, - кивнул головой Ш. - Я тоже так думаю. Жаль, проверить нельзя: свои-то я ещё зимой выкинул, у Андреева. Из окошка.

Помолчал и зачем-то уточнил:
- С третьего этажа.
Будто я сам не знаю, на каком этаже Андреев живёт.

И вот сколько мог, столько я оттягивал это самое вручение часов. Август, сентябрь, октябрь... Делать нечего - приехал. Взял часы - ничего часы, как я любил: строгие и справедливые. Поблагодарил и всё такое. Иду и думаю: 10 лет без часов жил. Только-только выстроил себе какие-то рамки. И выбрасывать - жалко, вот как. И чего теперь делать - неясно.

Шёл так шёл. Шёл, шёл. Дай, думаю, время гляну.
Смотрю на часы - а они стоят. Потикают немножко - и стоп машина. Я их уж по-всякому тряс - не идут, золотые мои! Очень я обрадовался.

Смотрю на небо - солнца нет, тучки всякие. А мне уже солнца и не нужно, я уже и так знаю, сколько времени. Третий час, вот. Без десяти где-то три. Я за десять лет очень большой специалист стал по времени.

Вот, думаю, и хорошо. Вот и славно всё получилось.


21:33 

Письма Герхарда | Рассказ О.М.П.

oca
Благо, Алёна предупредила: «Очень уж говорливый... Ты того... Будь готов». Я и подготовился.

На 15 минуте рассказа о неправильных конкурентах будто бы сдался. Мгновение, говорю, джаст момент. В холл перейду.
Он невидимо кивнул и тотчас продолжил:
- ...главное что? Главное, аппаратура у них - древнейшая! А - на первом месте. Вот как так?

Я поддакнул и тихонько тиранул унитаз ёршиком. Я так и задумал с самого начала: он будет говорить, а я пока унитаз почищу. Вроде, не шуршит. Вот и славно. А эхо - оно и в холле эхо.
Мееедленно тёр, чуть слышно, всякими средствами брызну - и ещё тру. А в голове «Побег из Шоушенка», как вот ему тоже нелегко было, долгими ночами молоточком - тюк да тюк, и так 12 лет или около того. Мне легче, мне ещё часа полтора, и всё.

Так мы с ним и тёрли: он своё, я - своё. Практически всё и перетёрли.

22:25 

Отрывок из книги по домоводству, изданной в 60-х годах в СССР.

oca
"Вы должны помнить, что к приходу мужа со службы нужно готовиться ежедневно. Подготовьте детей, умойте их, причешите и переоденьте в чистую, нарядную одежду. Они должны построиться и приветствовать отца, когда он войдет в двери. Для такого случая сами наденьте чистый передник и постарайтесь себя украсить - например, повяжите в волосы бант.
В разговоры с мужем не вступайте, помните, как сильно он устал и на что ему приходится идти каждодневно на службе ради вас - молча накормите его, и лишь после того, как он прочитает газету, вы можете попытаться с ним заговорить".

Оттуда же, из части "Советов для мужчин":
"После совершения интимного акта с женой вы должны позволить ей пойти в ванную, но следовать за ней не нужно, дайте ей побыть одной. Возможно, она захочет поплакать."

Занятно, что на самом деле эта книга действительно была.
Это ПЕРЕПЕЧАТКА американской книги 50-х годов.
Баян, конечно.

22:39 

oca
...Ведь если человек верит, что одна его рука случайно оказалась возле яблони, когда другая нечаянно тряханула ветку, полиграф не поможет....
Идеальный вор не ворует. С ним просто случается счастье обретения того, чего ему нужно...
Идеальный предатель не предает. Просто с ним случается не вовремя и не с теми оказаться в в Гефсиманском саду.
Идеальный полиграф - это совесть, но это химера.

...

15:58 

Тур-Де-Франс, мля

oca
Деревенский Велосипед. Выглядит так:


Гонки. Репортаж. И всё такое.

01:55 

Письма Герхарда | Игры Разума

oca
*** спрашивал на той неделе, что ему делать. К нему ночью кто-то приходит, шаркает по коридору, на кухне звенит, а наутро - никого, только на ногах уколы.
Следы уколов я видел собственными глазами.

- Ты чего ж не встанешь? Оно и выяснится - кто там и зачем. Может, там и нет никого?
- А уколы? - напомнил *** и на всякий случай показал ещё один след. - Я бы встал, только в эти минуты на меня такая смертельная слабость наваливается, хоть вой. Слышу: в кастрюлю кто-то лезет, а поделать ничего не могу. Может, нитку повесить на дверь? Или волос?

Я посоветовал длинный шуруп: загнать его во вторую, деревянную дверь, и закручивать на ночь. Утром выкручивать. А чтоб сегодня подстеречь Нахала С Кухни и не уснуть, дал на ночь фильм «Игры разума».

Утром *** настороженно спросил:
- А ты сам-то смотрел этот фильм?
- Ну, разумеется.
- Как же ты его смотрел, когда второй диск не показывает? Или он только у меня не показывает?..

С ужасом вспомнил, что действительно со вторым диском какая-то ерунда была. Вот да, думаю, одно к одному.

Пару дней спустя звоню в дверь ***. Тихо. Ещё раз звоню. Шуршание. Скрип, скрип. Доооолго так что-то шебуршилось. А потом дверь открылась, и я увидел ***.

- Здоров, - говорю. - Действительно, не показывает диск. Я тебе другое кино принёс: «Бойцовский клуб».
- Да я про драки не очень…
- Там про драки мало, - успокоил я его.
- Ну, давай.
И дверь захлопнул.

Скрип, скрип… Кррр… Скрип, скрип…

02:22 

lock Доступ к записи ограничен

oca
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:46 

Письма Герхарда | Письмо Кулакову.

oca
И вот он я - я перехожу дорогу где-то на уровне дивизии Дзержинского, и мне страшно - а как ещё: без четверти полночь, а движение - ой, ой; и 31 августа, к тому же, и звонок - «Вы где? Где?», и я что-то кричу в ответ, но не слышу ни себя, ни ответов, и грохот-грохот-грохот, и пахнет - сыростью. Пять минут... десять... Закрываю глаза - бегу!.. бегу! Будь, что будет, вот как.

И стою - на разделительной, и смотрю зорко - уже вправо, и думаю про себя, что любимый мой знак препинания сейчас - дефис, или тире короткое, n-dash, а как же, и вот здесь его - есть.

И краем уха слышу: звук. Странный звук - что-то такое по дороге вслед за пролетающими мимо машинами: шшшш-ддд-шшш… Бумажное, в четверть сложенное. Боже, спохватываюсь я, очень похоже на деньги, немного бумажек - сложенные в четверть они так и гремят по шоссе: шшшш-ддд-шшш… Телефон доставал из кармана, и вот, наверное. Или лист тополя - здесь ведь кругом тополь. И догнать бы, но как? Одна за одной: едут, мчатся, спешат, раздавят. Нет, всё-таки деньги, наверное - громко, внушительно. Свёрток - вижу, вижу.

Я на перепутье, разве нет? N-dash, n-dash, n-dash. Сплошная. Я смотрю вправо и вижу просвет, я перебегаю дорогу, мучимый мыслью: вернуться? нет? Отыскать? Вон, вон, ещё видно - под «Икарусом». Сколько там могло быть? Или листок, да что ты будешь делать?

Я обыскиваю карманы и задумываюсь. Не то это был всё-таки лист тополя, но тогда пусть. Не то - рублей двести, но тогда тоже пусть, я не вернусь туда, на осевую, где здорово гудят автомобили, где сигналят белые Газели, где пьяный водитель ловко метает бутыль в дорожный знак, и не попадает, а что дальше, я и не знаю.

Я стою и думаю: лето кончилось. Ещё каких 12 минут - и всё. Вернуться - означает признаться, что работал за деньги. Что всё лето это - ради денег. Что вообще всё - только деньгами и меряется.

Я тогда достаю сигареты. Закуриваю и иду. Что-то ещё бряцает по асфальту - я даже не обрачиваюсь. Иду себе, и всё.
Иду.

Current music: Игорь Кулаков "А пока я хватаю Элементы таблицы И надеждой на чудо живу". Хорошая песня. До сих пор в голове - звучит.

OCA 2.0

главная