oca
- Слышь, Тряпочкин, а расскажи-ка, как наши к немцам в тыл лазили, - попросил, улыбаясь, кто-то из бойцов.
Худощавый Тряпочкин нарочито неторопливо задал корм Вепрю, аккуратно откашлялся в тощий кулак и, наверное, уже в сотый раз важным тенорком неспешно начал под оглушительный хохот партизан:

- И вот вышли они на полянку, а на полянке избушка лесника стоит, и окошко в ней светится. Иван Подкова подошёл к избушке и заглянул в окошко.
- Что ты там видишь, Иван? – спрашивает его дед Лукьян.
- Вижу я, - отвечает Подкова, - сидят за столом фашисты, едят и пьют.
- Ох, как хочется есть, - сказал Михай Кодряну.
- Ох, как хочется пить, - сказал Реваз Гуладзе.
- Как бы нам фашистов из избушки выгнать? - сказал дед Лукьян.
Думали они, думали и придумали.
Подкова тихонько положил руки на подоконник, Кодряну взобрался на спину Подкове, Гуладзе вскочил на спину Кодряну, а дед Лукьян взлетел на голову Гуладзе.
И тут они все разом закричали:

Подкова - по-ослиному,
Кодряну - по-собачьи,
Гуладзе - по-кошачьи,
а дед Лукьян закукарекал.

Закричали они и ввалились через окно в комнату. Испугались фашисты и убежали в лес. А Подкова, Кодряну, Гуладзе и дед Лукьян сели вокруг стола и принялись за еду...